Костин назвал причину своего «наказания» санкциями США

Глава ВТБ считает, что новые санкции — это результат непонимания США политики Москвы, что стало причиной введения против него ограничений. Он призвал власти России и США прекратить враждебную риторику и сесть за стол переговоров

Костин назвал причину своего «наказания» санкциями США

Андрей Костин

(Фото: Олег Яковлев / РБК)

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин в интервью CNN заявил, что расширение санкций США является результатом непонимания американской стороной политики, которую проводит Россия.

​«Я не рассматриваю санкции как персональные, поскольку я не совершил ничего плохого для Америки, для американских интересов, я всегда пытался продвигать хорошие деловые отношения с американскими банками и инвесторами», — отметил он.

По его мнению, он «был наказан», потому что американская администрация рассматривает политику российского правительства как неправильную.

«Это очень печально, показывает очень высокий уровень непонимания американской администрацией намерений российского правительства», — сказал он.

Костин выразил надежду на то, что рано или поздно президенты Владимир Путин и Дональд Трамп сядут за один стол переговоров и найдут общий язык по многим проблемам мирового масштаба.

«Это было бы началом нового процесса восстановления отношений. По моему мнению, сейчас мы достигли самого низкого уровня [отношений], ниже уже некуда. Мы находимся в состоянии холодной войны. Я не думаю, что кто-либо в мире хотел бы настоящей войны между нашими двумя странами. Мы должны сесть и поговорить, а не угрожать друг другу или высылать друг друга с обеих сторон», — подчеркнул глава ВТБ.

«У меня нет никакой жажды мести. Я не могу заставить свое правительство мстить, потому что мы уже приняли решение о высылке дипломатов. Сейчас уже последовали американские санкции против российских бизнесменов, включая на частный сектор. Мы должны уже остановиться когда-нибудь», — призвал Костин.

На вопрос, опасается ли он того, что за санкциями США могут последовать новые ограничения со стороны европейских партнеров ВТБ, банкир ответил: «Мне 61 год. Я слишком стар для того, чтобы бояться чего-либо. И я не могу влиять на решения европейских и других государств. Я не считаю, что делаю что-то неверно».

Материал дополняется.

Автор:
Анна Трунина.

Источник: news-ria.ru

Добавить комментарий

*

13 − три =